Вот она какая… любовь…

Значит так. Собрались мы сегодня пообедать в Риме в ресторане отеля Хасслер, на последнем этаже, там прекрасный вид на весь город, отличная кухня, ну, и любим просто мы это место, в конце концов…

К нам прибился один российский парень, ну, как парень — лучшего мужского возраста, умеренно за 50, два языка, прогрессист по взглядам, полмиллиарда в ценных бумагах, летает на собственном двухлетнем Гольфстриме, в своей области — один из первых в РФ

Говорит, что ненавидит нацлидера и презирает московский истеблишмент, Крым — это Украина, Россия будет свободной.
В 2011, как простой хипстер, в Москве стоял в цепочке на Садовом кольце и махал белой ленточкой, голосовал за Ксюшу, в общем — либеральный демократ как он есть

И стали мы есть прекрасные равиоли и пить Сасикайя (по моей настоятельной просьбе), Бароло и прочие Барбареско зимой кажутся тяжеловаты, а тут старый добрый Каберне Совиньон, итальянская Франция, короче.

И так легко и хорошо сиделось, что незаметно открылась и вторая бутылочка, и разговор лился благостно и расслаблено так, что я отвлеклась на свои мысли.
И как-то, сквозь негу, вдруг услышала я вдохновленную речь залетного московского гостя

Умница-демократ вдохновенно говорил, что русский народ велик уже потому, что неисчерпаемо добр по отношению ко всему миру. Правители, конечно, ему попадались, в основном, говенные, но даже под игом, в лаптях и из нужника русский человек незлобливо и всепроникновенно любит весь мир

Посмотрите на Россию, — неслось, — величие этой страны зиждется на том, что многие народы по доброй воле объединились вокруг русской нации и, через все трудности и горести, переплавившись в единый этнос, идут вперед по дороге истории.
Ни одна нация в мире не сравнится по духовности, доброте и всепоглощающем миролюбии с русскими людьми.
Поэтому западному миру следовало бы понять это, принять это и думать о будущем, в котором русская нация займет свое главенствующее место в мире как носитель и основа всемирного всепрощающего добра…

Легкий хмель и благостность улетучились из меня в одну секунду.
И я совсем забыла и про пол-ярда и Гольфстрим нашего гостя и про то, что он известный либерал-западник.

— Скажи-ка, — спросила я, — ты бывал когда-нибудь в Сочи?
-Конечно
— А тебе приходилось когда-нибудь общаться с коренными жителями этих мест?
-С армянами, что ли?
— Не, друг мой, с убыхами, например
— Это еще кто?
— Ну как же, название «Сочи» — это ведь на убыхском
— Ничего про это не знаю
— Как тебе знать, если этот народ почти полностью был вырезан, истреблен русскими карательными экспедициями за сопротивление в кавказских войнах, целые селения вырезались с детьми и стариками, а остатки народа принудительно были экстрадированы в Турцию.
И именно так у доброго русского народа сейчас есть прекрасное субтропическое побережье с убыхскими старинными названиями типа Сочи или Туапсе, а вот самих убыхов нет. Поубивали убыхов, субтропики самим нужны. И таких «убыхов» по всей современной России — тысячи и тысячи.
Потому в России и архивы до сих пор закрыты, включая царский период, революционный и военно-послевоенный, что там с каждой полки кровь капает, тысяч народов, больших и маленьких, которых вы «полюбили» любовью палачей.

Сцепились мы очень жестко, у меня руки дрожали…
В итоге, «либерал-западник» перешел на идиомы так, что прощальное «дура» я уже приняла за комплимент.

И вот что я вам скажу, дорогие мои!
Они там все больные болезнью, которая не лечится.
Не верьте им, когда они лезут с объятиями, когда клянут своих вождей и прославляют западную цивилизацию.
Внутри у них у всех — любовь к Сочи, отобранному Сочи, жители которого были виноваты лишь в том, что жили на своей земле.

@JhoneSmith7

Ссылка на источник

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *