Афганистан — по следам 40-й армии

Зимой 1979 года СССР принял решение о вводе войск в Афганистан — о том, как разворачивались события в первые дни афганской войны 1979-1989 годов, я рассказывал во вчерашнем посте, а сегодня мы проедемся по местам боёв тех лет и посмотрим, что сейчас осталось от советского присутствия в Афганистане. Про Афган будет ещё много интересных постов, так что добавляйтесь в друзья, кто этого ещё до сих пор не сделал.

В прессе и официальных документах тех лет звучало название «Ограниченный контингент советских войск в Афганистане» (ОКСВА). В советских газетах (особенно выходивших до 1985 года) советским гражданам рассказывали всякие сказки о том, что «небольшое количество советских солдат помогают местным афганским декханам строить водопроводы и дороги», а также «помогают отбиваться от басмачей и бандитов», что приходят с гор и мешают мирному советскому строительству.

В те годы почти никто из простых обывателей не задумывался, что на самом деле происходит в Афганистане и какое количество людей и техники туда на самом деле было отправлено — информация об этом была засекречена, так же как и засекречивалось количество цинковых гробов, что приходили в СССР из Афганистана.

В сегодняшнем посте мы проедем через Панджшерское ущелье, побываем на перевале Саланг и посмотрим, что осталось от советского присутствия в Афганистане. Заходите под кат, там интересно, ну и в друзья добавляться не забывайте)

Для начала немного истории. Под скромным названием «Ограниченный контингент советских войск в Афганистане» скрывалось ни что иное, как целая 40-я армия, состоящая из нескольких мотострелковых, артиллерийских, зенитных и танковых полков, нескольких бригад спецназа и десанта и множества других вспомогательных соединений. В разные годы у армии были разные командующие, а планированием операций занимался отдельный Штаб 40-й армии.

В отличие от ввода войск в Чехословакию или в Венгрию (пусть даже с боевыми столкновениями в Будапеште), в Афганистане СССР влез в полноценную многолетнюю войну, полностью не отдавая себе отчета о том, во что ввязывается. Об этом красноречиво говорят абсолютно все действия и решения СССР — введенные в афганистан танковые группы толком не могли вести боевые действия из-за того, что танковое орудие не приспособлено к стрельбе по целям высоко в горах — и на первых этапах войны танки просто расстреливались с гор моджахедами, как в тире. Это же касается и обеспечения войск — никто толком не задумывался, как и что будет происходить, видимо все решения принималсь с расчетом, что как только советские танки покажутся на горизонте — афганцы тут же сдадуться.

О том, что советская армия влезла в полноценную войну, в СССР поняли только к 1981 году — в это время в азиатксих республиках СССР стали организовываться специальные учебки для подготовки солдат непосредственно для Афганистана, а в самом Афганистане, по марштуру Термез — Хайратон — Пули-Хумри — Баграм начали возводить уникальный трубопровод для поставок дизельного топлива и авиационного керосина военным. Для охраны трубопровода пришось также сформировать отдельную 276-ю трубопроводную бригаду.

В общем, с каждым годом война в Афганистане выкачивала из и так не слишком богатого СССР всё новые и новые ресурсы, к 1989 году практически полностью опустошив казну. Что было дальше — вы знаете.

02. А мы тем временем въезжаем в Панджшерское ущелье — вот эти живописные горы служили в восьмидесятые годы ареной чуть ли не самых ожесточенных боёв во всём Афганистане — в Панджшере сражались отряды Ахмад Шах Масуда, который сам родился и вырос в Панджшере и поднимал местное население на борьбу с «шурави».

03. В 1980 году отряды Ахмад Шаха насчитывали всего около 1000 солдат, а к 1996 году он обладал уже полноценной армией в 60.000 военных. Ахмад Шах воевал также и с талибами, но в итоге они его убили, подослав к нему террористов-смертников под видом репортеров со взрывчаткой в видеокамере.

04. Горный серпантин со стороны Кабула ведёт всё время в горы, и на обочинах дорог то тут, то там попадаются остатки советской военной техники — вот, например, военный УАЗик с откидывающимся верхом, адаптированный для поездок в жарком климате.

05. Сидения из салона давно сняты и, видимо, приспособлены местными жителями для каких-то хозяйственных нужд. Из кабины открываются виды на горы.

06. Виды в Панджшере, кстати, потрясающие. Зеленые долины, чистый горный воздух, быстрая и холодная река Панджшер — если бы не война, эти места могли бы быть прекрасным туристическим курортом. Впрочем, жители Кабула и так время от времени выбираются сюда на выходные, чтобы провести день на природе.

07. Серпантин горных дорог. Ездить в Афганистане нужно осторожно — бетонные отбойники стоят далеко не везде.

08. Ржавый остов БМП возле одной из дорог — видимо, что-то из техники 682-го мотострелкового полка, что стоял в Панджшере в середине 1980-х.

09. Чуть поодаль от дороги, в зарослях у обрыва ржавеет остов танка Т-62 — подходить к нему нужно очень осторожно, по протоптанным тропинкам — мин в Афганистане ещё очень и очень много.

10. А это окраины кишлака Руха — у изгиба дороги некогда была советская застава, на месте которой до сих пор можно увидеть остатки разбитой военной техники. По рассказа местных, раньше техники было в разы больше — её основную часть продали на металлолом в Таджикистан и Пакистан.

11. Обшивка автомобилей, изрешеченная пулями и осколками.

12. Остов танка, глядящий на некогда уничтоженный войной кишлак — сейчас в Рухе строятся новые здания и есть красивый стадион. Видимо, танк оставили здесь в качестве напоминания о прошедшей страшной войне — СССР бомбил горные части Рухи газовыми бомбами, чтобы «ничто живое не мешало возведению военной заствы»…

13. По пути продвижения 40-й армии вглубь Панджшерского ущелья попадаются полностью уничтоженные, стертые с лица Земли кишлаки с разрушенными глиняными дувалами — советские войска уничтожали их в первую очередь, чтобы «ничто живое не мешало продвижению армии». Внутрь заходить опасно — внутри уничтоженных кишлаков до сих пор могут быть остатки мин и растяжек.

14. Современный Панджшер старается по-своему справиться с призраками той войны — и в основном в ущелье уже ничего не напоминает о ней. Люди живут мирной жизнью, возделывая поля и молясь своему богу — точно так же, как и много лет назад. Среди этих вечных гор советско-афганская война воспринимается как досадный и уже очень далекий эпизод истории.

15. В назидание потомкам, помимо ржавого танка у вьезда в Руху, оставлен также небольшой музей разбитой техники, что находится недалекот от мавзолея Ахмат Шах Масуда — «панджшерский лев», как называли Ахмад Шаха при жизни, похоронен здесь же, в этих горах.

16. Зенитка, БТР и несколько броневиков.

17. Зенитки в Афганистане использовали, в основном, не для стрельбы по самолётам (у моджахедов не было авиации), а просто устанавливали на заставы для круговой обороны на 360 градусов и стрельбе по целям высоко в горах.

18. Расчетные приборы:

19. «В аварийных случаях для запуска электродвигателя после срабатывания теплового релеследует нажать кнопку и повернуть её по часовой стрелке до упора. В целях избежания порчи электродвигателя и реле кнопку в утопленном положении можно оставить не более 1,5 минуты».

20. Рядом с зениткой ржавее танк Т-34 песочной «афганской» расцветки.  Видимо, танк попал в Панджшер в уже поздние восьмидесятые, когда современных танков оставалось не так и много.

21. Старый танк, раскрашенный под хохлому и нацеливший свою пушку на горный кишлак — пожалуй, это лучший образ присутствия СССР в Афганистане.

22. БТР и несколько броневиков БРДМ-2:

23. Вот это не знаю, что за техника.

24. А вот это, судя по всему, остатки БТС-4 — танкового тягача.

25. Эта штука сделана на шасси танка Т-44 и предназначена для эвакуации побдитых, аварийных танков с поля боя — думаю, в Панджшере у неё было много работы…

26. А мы тем временем едем в район перевала Саланг — того самого, по которому из СССР в Афганистан гнали военную технику.

27. На Саланге сейчас осталось несколько советских баз, которые были построены и активно работали во времена советско-афганской войны.

28. Раньше эти здания охранялись силами мотострелковых подразделений, а внутри сидели сотрудники, занимающиеся расчетами логистики на Саланге.

29. Судя по всему, электрическая подстанция, обслуживающая всю базу.

30. Вид бывшей советской базы изнутри:

31. Внутри помещений осталось всё так же, как и при «шурави». Длинный коридор с кабинетами по сторонам — когда-то за этими дверями решались вопросы поставки военной техники из СССР в Афганистан.

32. Сейчас здесь живут рабочие, обслуживающие местную дорогу.

33. Бывшие кабинеты приспособлены сейчас под жилые комнаты.

34. Внутри вот так:

35. Коридоры:

36. Под талым снегом скрыты огромные цистерны — то ли для топлива, то ли для воды.

37. Местные рабочие показывают вымпел, подаренны кем-то из туристов — бывших солдат той самой 40-й армии.

38. И ещё вот такой значок воина-спортсмена, который солдаты называли «бегунок».

39. Больше о 40-й армии на современном Саланге не напоминает ничего — разве что куча военного металлолома, что была использована в качестве арматуры при строительстве новой дороги.

40. Когда мы уже уезжали с Саланга, я смотрел на бывшую советскую базу (которых только на Саланге были десятки), вспоминал всю разбитую, ржавеющую технику и разрушенные кишлаки в Панджшерском ущелье, и погибших людей — и с той, и с другой стороны. И думал — вот зачем было это всё, ради чего? Кому была нужна эта война?

На этот вопрос у меня нет ответа.

Максим Мирович

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *