Владимир Великолепный. Часть 8. Крым или не Крым?

Место: Крым. Гурзуф. Дача Чехова
Действующие лица: Аксенов, Константинов, Поклонская, Песков, Путин.

Обстановка оставляет желать лучшего. На столе обгрызаные чебуреки, кожура от дынь и арбузов, разливное пиво и порошковое бадяженное вино. Под столом, на полу валяются головы от тарани, скарлупа от семечек и косточки от персиков. По комнате бегает Поклонская и пытается навести порядок, приговаривая:
— Что же будет? Что же будет то?
Тут к домику подплывает рыбацкая резиновая лодка и из нее выходит Константинов, пьяный в хлам, но с идиотской улыбкой на лице. Подходит к дивану и ложится спать. Через пять минут в метрах ста от берега останавливается теплоход «Сергей Есенин». На его борту виднеется компания состоящая из бритоголовых, загорелых бандюков, недавних бомжей и теперешних так называемых «хозяев» Крыма. Из рупора доносится женский голос экскурсовода:
— Уважаемые гости Крыма, перед вами открывается прекрасный город южного берега, Гурзуф. На его берегу символично расположен знаменитый домик Чехова. Антон Павлович часто бывал в этом месте…
В этот момент прозвучал крик кого то из загульной компании.
— Гоблина за борт! И раз! И два! И три!
Какое то без форменное тело выкинули в море и оно барахтаясь начало свой путь то утопая то появляясь на поверхности, но неумолимо приближаясь в плавь к берегу.
Поклонская увидев данную картину начала судорожно будить Константинова:
— Владимир Андреевич! Владимир Андреевич! Аксенов тонет!
Константинов открыл один глаз посмотрел на приятное женское тело и сказал:
— Дорогуша… Ик… 150 и вомера!
И дальше заснул. Хрупкая девушка понимая, что помощи не будет, взяла спасательный круг, подошла к берегу и что есть мочи зашвырнула его в сторону хватающегося за жизнь тела. Но так как это тело уже почти подплыло к берегу, то спасательный круг, прямо как в анекдоте влупил предводителя известной ОПГ в лоб, что и усугубило ситуацию и тот с бульбами пошел ко дну.
— О Боже мой! Этого еще не хватало! — разрыдалась в истерике она.
Но тут из недр Черного моря, прямо как большая фекалия, вынырнуло существо в тине и с шишкой на лбу. Видать не хочет морская стихия впускать его к себе, как бы многим не хотелось. Поклонская помогла ему подняться на берег и провела уже почти протрезвевшее тело в комнату.
Аксенов сел за стол и сказал:
— А еще друзья считались. Все предают. Все!
Поклонская принесла два бокала пива с димедролом и связку вомера, положила на стол, села и начала ныть:
— Куда же я теперь пойду?! Что же со мной будет?!
Проснувшись от мерзкого голоса, Константинов, обвел окосевшим взглядом присутствующих, потом резко поменялся в лице, вскочил и выбежал на улицу. Подбежал к бортику и извлек из себя рвотные массы прям в Черное море.
— Константинов! Меняйло отзвонился? — спросил Аксенов, не дожидаясь когда тот завешит свое грязное дело.
Константинов зашел в комнату немного качаясь, вытер рот рукой, а руку вытер об рубашку далеко не первой свежести. Взял бокал пива и жадно сделал несколько глотков. Потом открыл рот и из него прозвучал блаженный звук «Оооооооо», его глаза закатились от удовольствия. Прийдя в себя он сказал:
— Да как же он отзвонится то, говорят, что его так отмудохали, неизвестно жив ли он вообще или нет — ответил Константинов.
— Вот скоты. Нужно было с Порохом тогда соглашаться. Щас бы гляди министром каким нибудь был. Тебя бы замом взял. Как тебе мечты Вова?
— Серебан за то ты вспомни как мы в Москву ездили? Даже Кремль видели изнутри.
— Я эту поездку никогда не забуду. Мы только в самолет сели, ты уже бухой был. Мне потом тебя в салоне приходилось от проводницы за ноги оттаскивать. Ты все к ней приставал с вопросом: «А у вас пиво Крым есть?», и когда она тебе говорила что его в принципе в самолете не бывает, ты врывался в кабину пилота начинал бить их по голове и кричать на весь самолет: «*б вашу мать! Пива нет! Вы слышали? Да вы знаете куда мы летим?», но так как пилоты были фсбэшники, то ты как то быстро успокоился и даже на меня никак не реагировал. Так и просидел до конца полета молча и с открытыми глазами.
— Ну ничего, оно того стоило. Зато кремль увидели.
— Баран ты, я так тоже в начале думал. А мне потом Янык глаза то открыл. Оказывается нас привезли не в кремль а на Лубянку. Я еще удивился что нас Патрушев встретил. Ты помнишь нам сразу дали по бокалу холодненького пивка?
— Оно еще с привкусом странным было. А потом все как то замерцало розовыми красками.
— Да да. И сразу память отшибло. Витя тоже самое рассказывал. Потом состояние как он его сам назвал «неумолимая любовь ко все русскому».
— Вот сволочи, а так красиво рассказывали — сказал Константинов — То есть не было ни какой церемонии? А что мы тогда подписывали?
— Тю, тоже что и Янык, присягу на рабство Великому Вождю Вове.
— И что делать будем? Поехали разбираться.
— Володя ты больной? Протрезвей для начала! Слыхал за кооператив «Озеро»? Это тебе не бабки в кредит у Украины брать без возврата. Там и взять то ничего не успеешь, а уже душу продали. Нужно ехать в Сочи, договариваться с губернатором. Говорят человек адекватный, если правильный подход найти, то можно хотя бы у кормушки остаться. Он когда ген прокурором РФ был своих не сажал. Да Натаха? Забульбень нам по 150 с дынькой — сказал Гоблин и подмигнул прокурору Крыма.
— Простите Сергей Валерьевич, но дынек нет — покраснела Поклонская — Есть арбузки — заулыбалась она.
— Вова, ты как к арбузикам относишься?
— Крайне положительно, главное что бы не местные были.
— А местных то и нет. Краснодарские они — ответила она.
— Варгань Наталья. Водочку только раньше принеси — сказал недавний оккупационный хозяин Крыма.
— Там у меня в лодке ставридка лежит, горячего копчения, будешь? — вспомнил Константинов.
— Меня от нее тошнит… Хотя ладно, под водочку пойдет. Натаха тащи и ставридку!
Поклонская выбежала из комнаты и через 10 минут вернулась с целлофановыми пакетами в которых были разные закуски и литровую пластиковую бутылку чачи. Причем арбуз со ставридкой были в одном пакете. Но присутствующих это ни капельки не смутило. Они накинулись как коршуны и начали истреблять все, что было. После не продолжительного времени, представители оккупационной власти Крыма, доели последнюю ставридку и дольку дыни, почти допили чачу, откинулись на стульях и разговор пошел в более спокойных тонах:
— А вообще Володя, кинули нас как котят в ведро — сказал Аксенов — Как там у нас с потоками дела?
— Все очень интересно, на каждый поток, поставлен куратором либо агент ФСБ либо другой мудило. И соответственно мы от этого всего получаем в лучшем случае 1 процент, а в основном кукишь — ответил Константинов.
— Володя так ты представь, по мима них, еще и Янукович пытается влезть в систему. Говорит все согласовал с Путиным. Вот как нам быть?
— Давай Наташу под Пескова подсунем — шепотом произнес Константинов — Все равно от нее толку нет.
— Вариант. Натаха ползи сюда! — крикнул Аксенов.
— Слушаю вас Сергей Валерьевич — учтиво с поклоном ответила прокурор Крыма.
— Как дела? Как жизнь? Как в семье? — начал задавать наводчивые вопросы Аксенов — В отпуск хочешь?
— Все хорошо. В отпуск хочу — не долго думая ответила Поклонская.
—  А тебе Песков нравится? — подмигивая задал вопрос Константинов.
— Симпатичный мужчина — засмущалась она.
— Вот и порешили, но не в Москву же тебе ехать к нему. Нужно узнать когда и куда он загорать поедет. Явно же не в Крым припрется. Нужно думать как пробить информацию. А пока накапай нам по рюмашке.
Поклонская взяла пластиковую бутылку и аккуратно нацедила чачу в пластиковые стаканчики.
Аксенов взял стаканчик в руку, встал и начал говорить тост:
— Не смотря на все трудности, которые перед нами предстали, давайте выпьем за Россию матушку!
И только он закончил и опрокинул в себя спиртное как вдруг у него зазвонил телефон. Он достал его из кармана пляжных шорт и сказал:
— Какая же сволочь отвлекает меня от дел государственных? — сказал он всматриваясь в экран — Номер засекречен… Хм… Але?
— Привет Валерич! Как жизня? — послышалось мз телефона.
— Привет привет, жизня бьет ключем… по башке — добавил Гоблин и продолжил пьяным голосом — А сосбсбствнно это кто?
— Тю *б. Кто кто. Песков в пальто!
— Вспомни говно вот и оно — прикрыв трубку сказал Аксенов Константинову — Димас! Рад слышать! Мы как раз думали тебе звонить. Ты ведь у нас спец по отдыху, а мы хотим нашу Наташу куда нить спровадить. Нехай отдохнет. Не знаешь куда можно съездить? — задал вопрос с тылу.
— Вообще я как раз собирался в Крымнаш ехать на следующей неделе. Янукович пригласил. А что за Наташ? Прокурор ваш?
— Дада именно она. Возьмешь с собой?
— Вопрос плевый. Пусть встречает. А я вообще по делу звоню. С тобой президент хочет поговорить. Но смотри он не в духе. Особенно после того как ты ему кабинет обоссал. Так что будь осторожен.
Аксенов услышав эту информацию начал бледнеть на глазах, ноги его подкосились и он начал терять сознание. Его поддержал Константинов влепив ему пощечину тыльной стороной ладони, как его и учил сам же Гоблин.
— Дмитрий, соединяй же скорее — с дрожью в голосе, но уже трезвея продолжил Аксенов.
— Секундочку — ответил Песков и в динамике заиграл гимн СССР.
Ожидание было мучительно. Аксенов начал бегать по комнате, махать руками, падать на пол, кататься по нему и так бы и продолжалось если бы он не нашел на полу хвост недоеденного вомера. Тогда он с радостным криком вскочил и принялся обгладывать его. Трапезу прервал резкий голос в мобильном устройстве:
— Если ты скотина опять пьян, то жди в гости Патрушева, он тебе экзекуцию быстро сделает, для поддержания в тонусе.
— Владимир Владимирович здравствуйте! Я трезв как седло! Ой… Стекло! -отрапортовал заикаясь Гоблин — В Крыму все хорошо, сезон в разгаре, отдыхающих 20 млн человек, все пляжи забиты.
— Сереженька… эх… я наверно все таки к тебе Патрушева пришлю — начал Путин — Какой бл*дь нахрен сезон???!!! Какие в ж*пу туристы???!!! Где бабки???!!! Бабки где я тебя спрашиваю???!!! — продолжил он крича в трубку — Ты с губернатором Краснодарского края связался??? Ты меня тварь два года обещаниями кормишь!!! Мне твой Крым как мертвому припарка! Ты мне оффшоры пополнять когда будешь? Где твой гребаный Константинов? Чем этот прихлебатель занимается? Ты понимаешь с кем ты сейчас общаешься? От Януковича и то дохода больше было! Убью!

На этих словах он положил трубку. Аксенов еще долго стоял на одном месте и думал, как он попал в такую задницу. Ответа в его тупой башке не находилось. Поэтому он налил себе остаток чачи в стакан и залпом его выпил. Константинов вместе с Поклонской стояли так же и если бы у них была возможность провалится под землю они бы сделали это незамедлительно, так как слышали каждое слово произнесенное Путиным.
Аксенов вдохнул полную грудь, вытер рукой холодный пот и сказал единственное слово которое описывало все произошедшее с ним за время оккупации им Крыма:
— Пизд*ц!
И упал на стул. Воцарилась гробовая тишина. Продолжалась она минут 10ть. После чего у Аксенова опять зазвонил телефон. Он взглянул на экран, на нем четкими буквами светилось «Путин Володя». Аксенов без особого страха, так как все уже свершилось, поднял трубку и сказал:
— Алло
— Серега, значит действовать будем так, работаешь на прямую с губернатором Краснодарского края — раз, бабки отдашь все что обещал — два, еще раз обоссышься в моем кабинете убью — три. Смекаешь?
— Так точно Владимир Владимирович!
-Все будь здоров.
Далее у Аксенова в голове крутилась только одно слово «работаешь» для него это как «живешь». Поэтому настроение немного поднялось и вечер продолжился.
Решили идти по намеченному ранее пути. Поклонская должна была встретить Пескова и сделать все, чтобы тот мог влиять на решения Путина в пользу них. Таким образом может и подобреет немного Великий князь. Ну в крайнем случае можно и людишек придавить с налогами им то что, все равно не живут а так еле дышат. Тем более должны они и так. Ведь в России теперь живут.

2 комментария

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *