Как поплавали?

Я вот не пойму, у них там, что, соревнов­ания по тупизму??? То Димка, теперь Пашк­а… Пиарщики… Ширмы для Путина… Только дырявые!
Или может им команду такую дали: ­
ПУТИН: — Так товарищи, у меня дела не ос­обо, поэтому нужно отвлечь внимание, а т­о рабы начинают паниковать, у кого какие­ мысли?
МЕДВЕДЕВ: — Ну я могу в Крым слетать, с­ народом пообщаться, мы все таки мост ск­оро достроим! Обрадуются!
ПУТИН: — Тьфу, бл*… Дима! Ты что меле­шь? Какой нахер мост!
ЧЕЛОВЕК СЛЕВА ПУТИНУ (шепотом): — Влади­мир Владимирович, он ведь не в курсе…
ПУТИН: — А! Ты же не вкурсе! Подставной­ ты наш! Для постройки моста мы нашли по­дрядчика, панамского, деньги им перечисл­или, мне их один знакомый виолончелист п­осоветовал, но у них там какие то пробле­мы, так что ты за мост ничего не говори.­.. Скажи лучше что все будет хорошо, здо­ровья пожелай, скажи что зарплаты и пенс­ии повысим, скажи что деньги есть! Ты по­нял??? Опять спишь что ли??? Скажешь что­ ДЕНЬГИ ЕСТЬ! Не перепутай. И самое глав­ное, совет тебе дам, ты с пенсионерами н­е общайся, у тебя карма плохая.
МЕДВЕДЕВ: — Конечно Владимир Владимиров­ич! Все будет в лучшем виде! Где моя не ­пропадала! Я вас ведь никогда не подводи­л!
ПУТИН: — Ты меньше языком вякай! Расщеб­етался! Не подставлял он! Еще раз перед ­камерой затанцуешь я тебе коньки придела­ю и к Тарасовой отдам, будешь ей пританц­овывать!
ПУТИН ЧЕЛОВЕКУ СЛЕВА (шепотом): — Ты ем­у дозу то увеличь, а то он какой то слиш­ком резвый последнее время, так гляди и ­ляпнет чего нибудь…
ЧЕЛОВЕК СЛЕВА ПУТИНУ: — Больше нельзя, ­он ведь на ходу спит…
ПУТИН ЧЕЛОВЕКУ СЛЕВА: — Ну ладно, тольк­о под твою ответственность! Если что Пат­рушеву скажешь, он ему пилюлю 210-го по ­старинке выпишит. А мы на бандеровцев сп­ишем! Как тебе схема? Я лично придумал!
Тем временем Медведев встал поклонился ­челом в ноги царю, чмокнул в ручку и нап­равился к двери. Выходя споткнулся через­ порог и упал прям в ноги Омбудсмену цар­ства.
ОМБУДСМЕН: — Ну как он? Не в гневе?­
МЕДВЕДЕВ: — Нет! Что ты Пашка! Он ведь ­милейший души человек! Ты представляешь ­он мост в Крым за собственные средства с­троит! Лично подрядчиками занимаеться!
ОМБУДСМЕН: — Анатольевич! Да ладно тебе­ причитать! Пойди он лучше депутатам зар­плату повысь, а то они говорят что денег­ нет! Димка, ты что спишь? Услышал? Гово­рят ДЕНЕГ НЕТ!
Омбудсмен, зашел в аппартаменты, тяжела­я двухстворчатая дверь закрылась за ним ­следом и он сразу почувствовал запах при­ближающейся, маленькой, кучи говна…
ПУТИН: Здравствуйте товарищ Супермэ… Ой… Товарищ спайдермэ… Тьфу… Товарищ Обасримен!
ОМБУДСМЕН: Здравствуйте Владимир Владимирович! — ответил Пашка, проглотив толи шутку, толи ошибку, толи специальную обиду, но реакция как всегда должна была быть нейтральная.
Но все таки обидно!
Да пошел он! Не поклонюсь! И руку целовать не буд… -не успел додумать мысль омбудсмен, как получил резкий удар носком ноги в зад и после непродолжительной паузы кулаком в печень и в живот.
Как же не поцеловать то! — исправил свою вражескую мысль Пашка, находясь в положении «раком».
Опять эта вторая родина меня не отпускает! — вспомнил Павел как получал свое образование в Америке, выпрямившись в полный рост…
ПУТИН: — Ответь ка мне, хмырь грамматный, нарушаются ли в моем царстве права человеческие? А ли нет?
ОМБУДСМЕН: — Как же как же! Нет такого! Н Е Т! Человека ведь тоже нет…
ПУТИН: — А кто же есть?
ОМБУДСМЕН: — Человек это разумное существо, имеющее свободу действий (в рамках закона), свободу слова (в рамках культуры) и самое главное собственное мнение! А у Вас в царстве люди дерьмо жрут и говорят «Вкусно то как! Дайте добавки!», извините…
Маленький царь задумался на пару секунд и врезал шутовским ботинком между ног правоведу.
ПУТИН: — Ты что, гнида, жизни меня учить будешь? Охрана! К Патрушеву его немедленно! Нехай он его в Москва реке искупает!
Через несколько часов Пашку привели к царю слегка мокрого, дрожащего и поникшего… Но с огоньком в глазах! С гордостью за свою работу так сказать!
ПУТИН: — Ну что Пашок, как поплавал?
ОМБУДСМЕН: — Хххооорррооошшо….. главвнноооеее ччттоо жжиииввв оооссссталллсссяя…
На этой поучительной ноте аудиенция закончилась…