Потрясение от прозрения. Часть 1.

Я патриот своей страны. Наверное  людям, знавшим меня в прошлые годы, трудно понять, что сегодня происходит в моей голове. И мне трудно одной фразой отразить всё то, что накопилось, перевернулось, взорвалось в моём сознании за два прошедших года. Может поэтому есть потребность систематизировать, зафиксировать огромный поток информации, впитавшейся в мой мозг.

Я люблю свою страну.  Я с трепетом слушаю наш гимн.  Я с гордостью и уважением вижу украинский флаг  на машинах, балконах, в каких- то неожиданных местах, желто-голубые ленточки на одежде незнакомых людей.  Хочется пожать им руку в знак признания того, что они смогли вырваться из паутины общего оболванивания, одобрямса, молчаливого согласия с решениями вышестоящего руководства-страны, города, предприятия, непосредственного начальника. Эти люди научились  мыслить самостоятельно, не взирая на мнения окружающих, на средства массовой информации, на сложившиеся легенды и мифы, окружавшие  нас всю сознательную жизнь.

Ведь это так просто – открыл компьютер,  ввел вопрос, нашел информацию, проанализировал, сделал выводы, принял решение для себя и тебя уже никто не собьёт с того в чем ты разобрался сам.  Ни пламенный оратор на митинге, ни телевизор,  ни зажигательная статья в газете или предвыборной листовке, ни убедительные лозунги разных руководителей звучащие на собраниях, конференциях, съездах и др.

Нужно только личное желание и стремление разобраться в любом вопросе или ситуации которые возникают рядом. И чем больше вопросов возникает в вашей голове, тем больше ответов будет отражать максимально приближенную к правде реальность.

Я люблю свою страну.   Для тех кто пока не может это сказать о себе расшифрую:

— Я НЕ патриот Порошенко, Яценюка,  Авакова и сотен других «слуг народа»;

Я люблю УКРАИНУ и всё, что я делаю сейчас или в будущем имеет только одну цель – сделать нашу страну если не лучшей в мире страной для людей (будем реалистами), то хотя бы подтянуться к уровню уважаемых, развитых стран, попытаться стать с ними на одну ступеньку. Что бы нам было абсолютно все равно кто нами правит, не важно кто премьер-министр, не важно как фамилия министра или прокурора. Должна быть система позволяющая людям чувствовать себя людьми в любой ситуации. Добавлю – защищенными людьми и материально, и морально, и в правовом поле, и в социальном окружении. Что бы милиция(полиция) нас защищала, судьи судили по закону, чиновники не могли распилить очередной транш, бюджет, или коммунальные платежи.

Я хочу сделать мою страну цивилизованной , а всех кто этому препятствует,  считаю врагами своей страны, врагами своего народа, моими личными врагами.

Два года назад, до февраля 2014 года я мог сказать нечто подобное о себе, но это было бы процентов 15 от сегодняшнего понимания  этих слов . Да и люди, окружавшие меня, видели перед собой  члена партии Регионов, руководителя  различных производственных  подразделений, убеждающего подчиненных в величии народа Донбасса, о «кормильце» всей страны, о происках националистов, желающих заставить нас  говорить по украински, забыть наши российские корни, воевавших дедов и.т.д.

События января-февраля 2014 дали стимул к кардинальному изменению понимания окружающих событий и в итоге привели  к тому с чего я начал писать.

Как то близкий человек спросил меня как бы я построил беседу с человеком, если понадобиться переубедить его в необходимости изменения своих взглядов в сторону украинского патриотизма? Ответ сразу и не получился. После длительного раздумья сформировалось окончательное решение – положить на бумагу размышления последних двух  лет, привести примеры фактов ставших известными мне  впервые, несмотря на   60 прожитых лет.

И так начнём.

Январь 2014. Напряжение в Киеве нарастает. Постепенно передаётся и к нам. В Краматорске начинают проходить митинги организовываемые единственной реальной силой –ПР. Появилось ощущение, что надо что то делать иначе могут быть плохие последствия. Ощущение превращалось в уверенность, но чтоделать?, решение не появилось.

Залез в интернет. Единственная отдушина, позволявшая чувствовать ситуацию и пытаться найти ответы на вопросы. Скажу честно – у меня была возможность проводить 4-5-6 часов до 2-х 3-х часов ночи за компьютером и выключать его  когда поток информации заканчивался.  Это возвращало в привычную производственную обстановку, когда руководитель находится внутри процесса,  управляет им,  не допуская непредвиденных ситуаций.

В данном случае управлять не мог, но начали возникать вопросы.

Сначала осознал, что в Киеве до 70% народа поддержало протестующих. Немного заклинило. Как это может быть? Они не такие как мы?  Почему? Чем отличаются русскоязычные жители Киева от русскоязычных жителей Донбасса?  Понятно когда у нас говорят – бандеровцы, западенцы, националисты, но причём здесь жители Киева? Они  тоже националисты?  И кто такие националисты, откуда они взялись, и за что они нас не любят?

Информацию из интернета изложу своими словами.

Западная Украина всегда была в составе государств, которые можно считать европейскими, с европейским укладом жизни, традициями. Литва, Польша, Австрия, Венгрия, Румыния и т.д.

Отпечатались в памяти слова учителя истории в школе (60-е годы), когда он описывал отношения между крупными и мелкими   феодалами в Европе средних веков: «Вассал моего вассала, не мой вассал». Смысла этого выражения я тогда не понимал, может быть поэтому и запомнил. С высоты прожитых лет растолкую:  мелкие фермеры нанимались к крупным, крупные нанимались к феодалам на основании чисто экономических причин.  В обмен на защиту, на возможность брать в аренду какие- то услуги. При этом отношения между ними были взаимовыгодными для обеих сторон и феодал не имел никаких прав на имущество , жизнь , семью, недвижимость мелких фермеров, средства производства и др.

На западной Украине , в основном сельское хозяйство, животноводство,  фермерство  развивались по тем же законам, традициям, что и в Европе. Народ чувствовал себя свободным.

Что же произошло, когда в западную Украину пришла Россия, а затем и советская власть?

Естественно, сначала были созданы партийные организации, органы власти, милиция, НКВД. Для этого в эти районы было направлено значительное количество людей,в том числе вооруженных, вместе с армией. В СССР основой сельского хозяйства к этому времени были колхозы. Для этих регионов ничего нового у советской власти не было. Все личное у мелких фермеров, должно было стать коллективной собственностью.

Представьте. Вы живете со своей земли, собираете урожай, растите и пасете скот и распоряжаетесь своим имуществом по своему разумению.

К вам приходит группа вооружённых людей и заявляет, что все это уже не ваше а колхозное. Земля общая, лошадей в колхозную конюшню, коров , коз, овец, птицу в колхозные коровники, птичники. Если есть какая нибудь техника – всё уходит в МТС.

И зарабатывать вы будете столько, сколько посчитают другие, по результатам работы всего колхоза, после выполнения государственного плана.

Исполнителям, которых послала советская власть,  да и ей самой было наплевать на тех людей которых нужно было сломить, обобрать, унизить, «привести к общему знаменателю», сделать рабами, послушными исполнителями чужой воли….

Кто то возмутился – арестовали.

Кто то взял вилы – расстреляли.

Кто то взял ружьё – расстреляли всю семью и сожгли дом.

Собрались мужики и вырезали весь отряд – сожгли село, мужчин расстреляли, остальных в тюрьмы, в Сибирь, на Север, на поселение.

А как бы вы поступили на месте жителей западной Украины? Задумайтесь….

Посмотрите в интернете результаты войны между советской властью и народом Западной Украины. Информации много, она не секретная.

Для примера  цитата:

Источник: Лаврентий Берия. 1953. Стенограмма июльского пленума ЦК КПСС и другие документы. Под ред. акад. А. Н. Яковлева; сост. В. Наумов, Ю. Сигачев. М.: МФД, 1999 — стр. 46-49 — (Россия. XX век. Документы).
Архив: АП РФ, ф.З, оп.61, д.846, лл. 135-140. Копия. №15
26 мая 1953 г.
Строго секретно
П9/9. ВОПРОСЫ ЗАПАДНЫХ ОБЛАСТЕЙ УКРАИНСКОЙ ССР
(тт. Хрущев, Мельников, Коротченко, Каганович, Кириченко, Корнейчук, Микоян, Корниец, Берия, Маленков)

Читать далее »

ЦК КПСС отмечает, что политическое положение в западных областях Украины продолжает оставаться неудовлетворительным.

Слабая работа местных партийных и советских органов, а также недостаточное руководство со стороны ЦК КП Украины привели к тому, что среди значительной части населения существует недовольство проводимыми на месте хозяйственными, политическими и культурными мероприятиями.

До сих пор не принимаются эффективные меры по организационно-хозяйственному укреплению колхозов, которые получают низкие доходы, что в свою очередь снижает материальное благосостояние колхозников. При этом налоговая система в деревне осуществляется неправильно, без учета экономического состояния колхозов и сельского населения. О недовольстве среди местного населения свидетельствуют многочисленные письма жителей западных областей Украины. Только за три месяца 1953 года военной цензурой конфисковано около 195 тысяч писем, адресованных за границу из западных областей Украины, в которых содержатся отрицательные высказывания о действиях местных органов власти.

Серьезное недовольство населения западных областей Украины вызывают имеющиеся там факты грубого искривления ленинско-сталинской национальной политики. В руководящем партийно-советском активе кадры работников из западных украинцев составляют незначительную часть, а почти все руководящие посты в партийных и советских органах заняты работниками, командированными из восточных областей УССР и из других республик Советского Союза. Так, например, из 311 руководящих работников областных, городских и районных партийных органов западных областей Украины только 18 человек из западноукраинского населения.

Особенно болезненно воспринимается населением Западной Украины огульное недоверие к местным кадрам из числа интеллигенции. Например: из 1718 профессоров и преподавателей 12 высших учебных заведений города Львова к числу западноукраинской интеллигенции принадлежат только 320 человек, в составе директоров этих учебных заведений нет ни одного уроженца Западной Украины, а в числе 25 заместителей директоров только один является западным украинцем.

Нужно признать ненормальным явлением преподавание подавляющего большинства дисциплин в высших учебных заведениях Западной Украины на русском языке. Например, в Львовском торгово-экономическом институте все 56 дисциплин преподаются на русском языке, а в лесотехническом институте из 41 дисциплины на украинском языке преподаются только четыре. Аналогичное положение имеет место в сельскохозяйственном, педагогическом и полиграфическом институтах г. Львова. Это говорит о том, что ЦК КП Украины и обкомы партии западных областей не понимают всей важности сохранения и использования кадров западноукраинской интеллигенции. Фактический перевод преподавания в западноукраинских вузах на русский язык широко используют враждебные элементы, называя это мероприятие политикой русификации.

Такое положение дел в западных областях Украины создает почву для подрывной работы врагов советской власти, особенно буржуазно-националистического подполья. Факты говорят о том, что это подполье несмотря на многолетнюю борьбу за его ликвидацию все еще продолжает существовать, а его банды продолжают терроризовать население.

ЦК КП Украины и обкомы партии западных областей до сих пор не могут учесть, что борьбу с националистическим подпольем нельзя вести только путем массовых репрессий и чекистско-войсковых операций, что бестолковое применение репрессий лишь вызывает недовольство населения и наносит вред делу борьбы с буржуазными националистами.

С 1944 по 1952 гг. в западных областях Украины подверглось разным видам репрессии до 500 тысяч человек, в том числе арестовано более 134 тыс. человек, убито более 153 тыс. человек, выслано навечно из пределов УССР более 203 тыс. человек. О явной неудовлетворительности проводимых мер борьбы с буржуазно-националистическим подпольем говорит тот факт, что около 8000 человек из молодежи, подлежащей набору в ремесленные училища и школы ФЗО, перешло на нелегальное положение.

Все это говорит о явном неблагополучии дел в западных областях Украины, как результате недооценки ЦК КП Украины и Совмином Украинской ССР важного общегосударственного политического значения укрепления советской власти в этих областях.

Читать далее »

ЦК КПСС ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1.    Признать неудовлетворительным руководство ЦК КП Украины и Совета Министров УССР западными областями Украины.

2.    Снять т. Мельникова Л. Г. с поста первого секретаря ЦК КП Украины как не обеспечившего руководства и отозвать его в распоряжение ЦК КПСС.

3.    Рекомендовать первым секретарем ЦК КП Украины тов. Кириченко А. И., нынешнего второго секретаря ЦК КП Украины.

4.    Внести на утверждение Пленума ЦК КПСС следующее предложение Президиума ЦК КПСС:

а)    Вывести т. Мельникова Л. Г. из состава кандидатов в члены Президиума ЦК КПСС.

б)    Ввести в состав кандидатов в члены Президиума ЦК КПСС т. Кириченко А. И.

5.    Рекомендовать тов. Корнейчука А. Е. на пост первого заместителя Председателя Совета Министров Украинской ССР.

6.    Считать одной из главных задач всей партийной организации Украины на ближайший период решительное оздоровление политического состояния западных областей Украины и обязать ЦК КП Украины и Львовский, Дрогобычский, Тернопольский, Станиславский, Волынский, Ровенский, Закарпатский, Измаильский и Черновицкий обкомы КП Украины провести коренную перестройку всей партийно-политической работы в западных областях Украины с тем, чтобы в ближайшее время добиться исправления отмеченных выше недостатков.

7.    Обязать ЦК КП Украины и обкомы партии западных областей решительно покончить с извращениями ленинско-сталинской национальной политики нашей партии, с порочной практикой выдвижения на руководящую партийную и советскую работу в западных областях Украины преимущественно работников из других областей УССР и других республик Советского Союза, а также с недооценкой политического значения преподавания в вузах Западной Украины на украинском языке, серьезно улучшив дело подготовки и переподготовки кадров и смелее выдвигая работников из населения Западной Украины на руководящие посты в партийные, советские и хозяйственные органы. Потребовать от руководителей партийных и советских органов Украинской ССР добиться изжития огульного недоверия к западноукраинским кадрам.

8 Обязать ЦК КП Украины и обкомы партии западных областей УССР бережно относиться к сохранению и использованию кадров западноукраинской интеллигенции, усилить среди нее воспитательную, идеологическую работу, смелее выдвигать ее лучших представителей на руководящие посты в учебных заведениях, а также в научных, культурных и других учреждениях.

9.    Обеспечить наличие в руководящем составе ЦК КП Украины и в Правительстве Украинской ССР работников из западных украинцев.

10.    Признать необходимым, в целях дальнейшего хозяйственного укрепления колхозов, развития их общественного хозяйства и повышения материального благосостояния колхозного крестьянства западных областей УССР, провести снижение норм по государственным поставкам сельскохозяйственных продуктов и обязательным денежным платежам, прежде всего для колхозов горных и предгорных районов.

Обязать ЦК КП Украины и Совет Министров УССР представить на рассмотрение ЦК КПСС и Совета Министров СССР предложения по этому вопросу.

11.    Обязать ЦК КП Украины, Совет Министров УССР и обкомы партии западных областей покончить с администрированием в работе, решительно пресекая произвол и беззакония, чинимые отдельными работниками в отношении населения, и широко развернуть массовую политическую и агитационноразъяснительную работу.

12.    Потребовать от ЦК КП Украины и Совета Министров Украинской ССР в ближайшее время добиться ликвидации в западных областях Украины буржуазнонационалистического подполья. При осуществлении необходимых карательных мер в отношении действительных врагов советской власти не допускать перегибов, вызывающих справедливое недовольство широких слоев населения.

13.    Поручить ЦК КП Украины в ближайшее время провести пленумы обкомов и горкомов КП Украины западных областей Украины, на которых обсудить данное Постановление ЦК КПСС и докладную записку тов. Л. П. БЕРИЯ, и разработать конкретные мероприятия по практическому осуществлению этого Постановления.

14.    Учитывая общегосударственную важность вопроса о хозяйственном и политическом состоянии западных областей Украины, обязать ЦК КП Украины через шесть месяцев отчитаться перед Президиумом ЦК КПСС о выполнении данного Постановления ЦК КПСС.

15.    Поручить тов. Кириченко А. И. на предстоящем пленуме ЦК КП Украины доложить о настоящем решении ЦК КПСС.

ПРЕЗИДИУМ ЦК КПСС

Основные результаты двойного террора в Западной Украине
Жертвы репрессий
 Но память в народе осталась. Почитайте свидетельства очевидцев:Представьте себе регион любой страны в которой за десятилетие  репрессировано 500 000. При этом 153000 уничтожено сразу. Из 134000 неизвестно сколько выжило. Из 203000 половина умерла по дороге. Об остальных известно мало,  вернулись на родину единицы.

Подвиги» НКВД на Западной Украине

Читать далее »

Сегодня хотелось опубликовать воспоминания людей, которые были участниками событий, связанные с летом 1941 года в Западной Украине. А точнее о «подвигах» НКВД на этой земле. Сразу замечу для особо впечатлительных читателей: детали этих показаний не только мало эстетичны, но и трудно переносимы для тех, кто впервые читает или слышит о них.

Может, хоть этот шок, эти пределы ужаса наконец встряхнет равнодушное совковое сознание ментальных рабов постгеноцидного украинского  и росийского  общества?:

Показания Ивана Чапли

Крестьянин с. Нагуевичи Дрогобычского района Львовской области.

«В 1939 году Красную армию мы встречали торжественно… Потом начали организовывать колхозы. Если люди не хотели записываться, то их били, запирали в подвалах. В Нагуевичах, откуда я родом, должны были вывозить в Сибирь немало семей, но племянник Ивана Франко Николай защитил. Я работал сельским кузнецом и не ждал никакого зла.

После обеда 22 июня 1941 года в Нагуевичи приехала группа энкаведистов с Подбужского УНКВД (тогда там был райцентр). Сразу забрали бывшего директора сельской семилетней школы Корнеля Каминского, который был на эмеритурии (пенсии).

Был арестован председатель общества «Рідна школа» крестьянин Иван Добрянский, секретарь сельсовета Степан Думяк, директор школы Михаил Дрогобычский, работник Подбужского райисполкома Хруник. Попал туда и я.

Всех нас завезли в Подбуж. Там уже сидели арестованные Андрей Юринец — директор Подбужской школы, лавочник Илько Опацкий, его брат — сапожник, несколько других работников с Подбужа, и еще много жителей окружающих сел.

Дня 26 июня в 10 часов вечера красный прокурор Строков, 11 милиционеров и 3 неизвестных вызвали из тюрьмы Подбужского УНКВД 20 заключенных и повезли грузовиком в направлении Дрогобыча.

Красные палачи обманывали нас, что отпускают на волю, однако это было очевидной ложью. По дороге один из конвоиров, который называл себя начальником НКВД, говорил, что заключенные едут на работу.

За километр перед Нагуевичами, в урочище «Остиславье» машина остановилась. Красные палачи приказали нам высаживаться: машина перегружена и не сможет выехать на гору. […] Нам приказали стать в два ряда по десять человек и держаться за руки. […] На поданный рукой знак прокурора все начали стрелять. […]

Палачи добивали людей сапогами, лопатами, ломами, от которых череп лопался на голове. Так было замучено 16 человек. […] Благодаря беспорядочной стрельбе, темноте и спешке милиционеров, спешивших за следующей партией арестованных, нам четырем удалось остаться живыми.

Не знаю, как об этом узнал прокурор Строков, потому что 27.06 приезжал в Нагуевичи искать меня, и меня, раненого, хорошо перепрятали родственники. Наверное, палачи боялись оставлять живого свидетеля, но скрыть преступлений не смогли.

Когда большевики поубегали перед немецкой армией, люди пошли в «Остиславье» и нашли, вывезли замученных тела. У Корнеля Каминского было изрезано все тело. У Степана Думяка был разрублен живот. Ивану Добрянскому разрубили грудь, вырезали сердце, а дыру заткнули травой.

Такими извергами были наши «освободители». За что мучили они безвинных мирных людей? Однако никто не может уничтожить все живое, слово и дух свободолюбивого народа».

Воспоминания Ивана Киндрата

Родился в 1923 г., доктор медицины, Рочестер, США.

«В июне 1941 г. я жил в студенческом общежитии по ул. Скарбкивской, 10 во Львове. 29 июня приблизились войска Вермахта, в городе была паника и беспорядок. Оставались войска особого назначения НКВД.

Знакомый, что жил напротив тюрьмы по ул. Лонцкого, рассказал, что в ночь с 28 июня слышал оттуда глухие выстрелы и сумасшедшие крики. Мы, 4 студента, отправились на разведку. Замурованную теперь и закрытые тогда тюремные ворота подорвали связкой гранат.

Перед входом во двор увидели 8 мертвых мужчин и женщин, около стены — еще две женщины, еще живые, но окровавленные и в бессознательном состоянии. В дальнейшем выяснилось, что это были не узники, а наемные рабочие, которых уничтожили последними, как свидетелей кровавого преступления. Обе женщины вскоре умерли. Убиты они все 10 были уколами штыков, кое-кто имел по множеству ран в груди и животах.

Со двора двери вели к большому помещению, с горой трупов аж под потолок. Нижние были еще теплые. Возраст жертв — между 15 и 60 годами, но подавляющее большинство 20-35 лет.Лежали в разных позах, с открытыми глазами и с масками ужаса на лицах. Между ними немало женщин.

На левой стене были распяты трое мужчин, едва покрытых одеждой с плеч, с отрезанными половыми членами. Под ними на полу, в полусидячих наклонных позах — две монашки, с теми органами во рту.

Выявленные нами жертвы энкаведистского садизма были убиты выстрелами в рот или в затылок. Но еще больше было заколотых штыками в живот. Одни — голые или почти голые, другие — в порядочном уличном платье. Один был в галстуке, наверное, только что арестованный.

Из центрального помещения, затопленного лужами крови, вели два коридора. Я пошел направо, в надежде отыскать живых. Первая камера: на вбитом в стену крюке повешенный на шнуре человек в военных штанах и сапогах. Его рост выше того крюка. На стене выцарапана надпись: «Да здравствует свободная Россия». Жертва — майор советской авиации.

 

К одной из следующих камер трудно было подступиться. По ту сторону дверей — несколько тел, прильнувших лицом к щели дверей. Догорали остатки ядовитого газа — запах тухлых яиц.

В следующей камере — две очень молодые и даже после смерти красивые женщины, задушенные, со шнурами на шее. Рядом двое младенцев с разбитыми черепами. На наличнике двери — свежие пятна разбрызганного мозга.

Еще одно проявление зверства — отъятые пальцы, снятая ремнями кожа на спинах. Накручивали кожу на палку постепенно, изо дня в день. Заканчивали один ремень — начинали второй. Тщательно надрезали скальпелем, стерилизуя предыдущие места, чтобы пытаемый не умер преждевременно.

[…] Попадаю в большее помещение, со столом посередине. На столе привязан обнаженный человек с невероятно скорченным лицом. Тело покрыто стеклянным колпаком. На животе — раны со странными дырами. Вдруг из дыр вылезают один за другим несколько крыс. Это — один из многих видов пыток энкаведистов. Под колпак к живому заключенному запускали голодных крыс.

Все. Силы меня покинули. Кажется, потерял за этот час лет 12 жизни. Теряя сознание от ужаса, выбежал из тюрьмы. Никто из нас так и не наткнулся на живых.

В разбитом магазине беру фотоаппарат и возвращаюсь фотографировать гору трупов, распятых священника и монашку в главном помещении. К камерам уже невмоготу возвращаться. За неделю мои фотографии появились в «Краковских вестях», но не все, некоторые были признаны нецензурными. Такие дикие преступления показывать не рискнули. Позже, в 1943 году, я закопал эти фотографии на огороде у родной хаты.«

Воспоминания Михаила Мируса

Родился в 1929 г., житель г. Черткова Тернопольской области.

«Услышав, что немцы, вступив в город, открыли тюрьму, я, как и другие жители Черткова, отправился туда. Увиденное запечатлелось в память страшной картиной на всю жизнь. Вдоль стен простирались аккуратно вскопанные газоны клумбы со свежепосаженными цветами.

На просторном дворе было пусто. […] Мужчина и женщина, оба мертвые, были прислонены к стене и подперты кольями, чтобы не упали. У него детородный орган перетянут колючей проволокой, у нее также пучок проволоки в половом органе. […]

На весь объем первого (помещения — В. Г.) была выкопана яма, заваленная трупами. Сверху их присыпали тонким слоем земли, видно, что работу не успели закончить. Сверху лежали еще двое, наверное, исполнители той работы. Там были и лопаты. […]

Лицо мужчины было как будто сожжено или ошпарено, аж почернело. Посередине находился металлический бак, от которого отходили трубы толщиной как рука или толще. По тем трубам поступал пар и выедал плоть. Под глазами, задушенных паром — мешочки. Ушей не было, совсем поотпадали, и носы тоже».

Воспоминания Юлиана Павлива

Родился в с. Нараев Бережанского района Тернопольской области, 1930 г.

«Весной 1941 года в селе Нараев, как и в других местностях, были массово арестованы представители местной интеллигенции, среди них и моя тетя Иванна, сельская учительница. В июне 1941 года из 19 арестованных из нашего села получили приговоры четверо, из них 3 — к казни. Удерживали узников в Бережанах.

С началом войны село ждало возвращения политзаключенных. Вместо этого пошли слухи о страшных истязаниях в тюрьмах. В первых числах июля семьи отправились в Бережанскую тюрьму на поиски близких. Для безопасности женщины взяли и нас, подростков 10-12 лет. Там мы застали горы изувеченных трупов в подвалах.

Залитые кровью камеры и коридоры. Кровавая тропа вела во двор. Там уже лежали рядами вынесенные тела, с обрезанными ушами, носами, почерневшими лицами. Из-за июльской жары стоял страшный смрад. Звучали плач, крики отчаяния, проклятия.

Тетю Иванну мы нашли на берегу реки Золотая Липа, около замка, который НКВД использовал как пыточную. Рядом были еще двое мужчин, кто-то уже прикрыл одеялом их голые изувеченные тела. Все тело тети от ног до плеч было покрыто глубокими царапинами. Лицо черное. Вынули изо рта тряпку — язык вырван.

Выше запястья — сквозные раны от ножа, живот разрезан от низа груди, в половой орган забита бутылка. Еще двое девушек из Нараева были замордованы подобным образом. Другие тела имели не менее страшные следы издевательств: выбитые глаза, отрезанные половые органы, обрубленные пальцы, размозженные головы.

Местные жители рассказали, что в течение недели вокруг тюрьмы ревели двигатели тракторов, которые не могли полностью заглушить крики истязаемых. Разыскивали своих родных в основном по одежде.

Долго вылавливали тела и из реки Золотая Липа, куда их сбросили энкаведисты. Несколько километров плыли они в кровавой воде до плотины в селе Саранчуки, где страшные изувеченные трупы вылавливали и хоронили крестьяне. Неопознанных хоронили в общих могилах. Многие замученные похоронены в других окружающих селах.

Нараевцы нашли и похоронили 12 замученных односельчан. Тела еще трех, приговоренных к смертной казни, отыскали позже, осенью, в закиданной камнями яме около Бережанского леса. У одного из них, Павлива Т. Г., были обрублены ноги. Четырех так и не нашли. 15 из 19 убитых политзаключенных села были в возрасте до 23 лет«.

А сейчас обратите внимание на следующее свидетельство. Эта «рассказ расстрелянного» содержит уникальные «кадры» момента и технологии акта импер-большевистского преступления. Таких образцов — единицы. Потому что другие десятки миллионов личностей-Вселенных умолкли навсегда.

Показания Рожия Мирослава

Крестьянин с. Романив Перемышлянского района Львовской области.

«Был июнь 1941 г. В камеру приводили все новых арестантов из сел Бибереччины. На воротах стоял какой-то наш милиционер. Где-то под вечер, около шести часов, то милиционер сказал нам:» Ребята, те все черти куда-то уехали снова! «А мы ему говорим: «Так отопри нам дверь и выпусти!»

Он ответил, что нет ключей, потому что их забрали с собой энкаведисты. «Могу вам подать какую-нибудь дубину, спасайтесь!» Мы уже хотели брать лавку в нашей камере, выламывать решетки и бежать через окно.

С нами сидел арестованный адвокат Бибрки Кульчицкий. Он говорил: «Люди добрые, так нельзя. Это подвох с их стороны, и они вернутся еще прежде, чем мы убежим. Потом будет хуже. Когда мы здесь спокойно будем сидеть, то они, как вернутся, убедятся, что мы не виноваты. А как будем пробовать бежать, то тогда убедятся, что мы имели нечистую совесть. Нас, наверное, забрали как заложников, а таких никто не имеет права стрелять. Поэтому без суда даже большевики не имеют права наказывать — я адвокат и знал их кодекс!» (Какая наивность честного, ни в чем не повинного человека — В. Г.) Так мы и ждали. Энкаведисты вернулись через два часа. […]

Вернувшись, они вызвали арестованных по одному из камер и водили их в пивную расстреливать. Был уже вечер. Мы все приникли к двери и слушали, кого вызывают. Так повели тогда Королика, — он очень плакал, когда его вели.

Больше других просился Николай Дучий. «Товарищи, я же ваш, бедняк, у меня жена, ребенок, пощадите, не убивайте меня!» Те лишь смеялись, а один сказал: «Ничево, это точно, как зуб вырвать: болит — раз и все!» Затем слыхать было из погреба только выстрелы.

После нескольких экзекуций тройка энкаведистов шла в «дежурку», вероятно, пить водку, потому что, когда пришли за мной, то от них несло водкой. В своей смерти я был уверен, когда меня вызвали. Двое взяли меня под мышки, а третий с револьвером шел позади. Завели меня в пивную. Уже за порогом темной пивной те два, которые вели меня под мышки, пустили, и в ту же минуту положил на мое плечо руку задний.

В секунду я как-то почувствовал, что он поднимает свою правую руку, и мне казалось, что даже щелкнул револьвер. Я на мгновение повернул голову, чтобы увидеть, что он хочет делать. Раздался выстрел!

И, как сейчас помню, что я упал на какие-то теплые человеческие тела и потерял сознание. Как долго я лежал без сознания, я не знал. Затем в темноте я как-то оклемался. Мне показалось, что я был в ином мире, потому что вспомнил, что меня расстреливали.

Первое впечатление было, что мне очень онемели ноги и одна рука. Очень болели, аж пекли они. Во рту было полно соленой теплой крови. На мне лежало что-то очень тяжелое. Это бремя я понемногу сдвинул с себя. Это был труп расстрелянного биберецкого адвоката Кульчицкого, который нас под вечер убеждал не бежать, потому что он знал большевистские кодексы. У меня были прострелены обе щеки, и лежал я на трупах. Кто-то в этой куче трупов еще хрипел.

И это совершали, в том числе, «наши деды» память о которых мы чтим, ставим памятники, называем улицы. То есть мы делаем из них героев, не понимая реальной истории собственного народа.

Когда я пишу «наши», имею ввиду жителей Донбасса  и СССР.

Давайте поставим себя на место жителей Западной Украины и попробуем ответить: а за что им нас любить? Что мы им сделали хорошего? Покаялись, так как это сделали немцы после Гитлера?    Поддержали их борьбу против своры воров и бандитов, которым мы сами  помогли прийти к власти?

И наоборот – а за что мы их не любим? За то что они не любят нас?                                                                  Так нас не за что любить. Мы именно москали или такие как москали. Со средних веков слово «москаль» означало вооруженного солдата, присланного Москвой Российской, а затем Москвой советской. Со временем слово стало нарицательным и применялось ко всем людям, поддерживающим агрессивную политику советского и российского государств.

На территории Донбасса в адрес жителей западной Украины звучали самые разные определения: западенцы, бандеровцы, националисты (нацики), в 2014 году появилось слово фашисты, постоянно звучавшее на российских каналах телевидения и наших пророссийских каналах.

Очень много людей подхватило эту риторику, даже не пытаясь разобраться в смысле и содержании подобных выражений.

Попался в интернете один документ:

Об укреплении советской власти на Украине

Странно, те кто строил 300 лагерей для своего народа и отбирал хлеб до последнего зернышка, чем был вызван повторный голодомор послевоенных лет, — не фашисты, а люди боровшиеся против оккупации, за свои семьи, за своё имущество, за свою землю – фашисты. Похоже, что у нашего общества, выросшего из СССР, действительно «поехала крыша», если мы не видели элементарной подмены понятий и верили в подобный бред.

Конец первой части. Продолжение следует…

7 комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *